Олонхо на казанской сцене

jj 13819Театр Олонхо (Республика Саха (Якутия), г. Якутск) позволил зрителям встретиться с ритуальным спектаклем, основанном на мистическом культе, эпосе. Спектакль «Воительница Джырыбына» (режиссер Матрена Корнилова (Театр Олонхо Республика Саха (Якутия)) – есть образец воплощения на сцене мифологической драматургии и его основное назначение состоит в сохранении и развитии национальных образов мира якутской культуры, пропаганде системы национальных ценностей и воспевании национального характера. Спектакль создан по мотивам олонхо П.П. Ядрихинского – «Бэдьээле». По сути это сказка, напоминающее фэнтези.
Наблюдая за ритуальным действом, разворачивающимся на сцене, меня не покидала «белая зависть» в отношении коллектива Театра Олонхо, в разрез тенденциям эпохи взявшего курс на поиск самобытных корней своей театральной традиции, от наработок европейского театра шагнувшего через мистические обряды, миф и эпос в пространство национального МЫ – ОЛОНХО. Все в спектакле дышит уважением к национальной культуре, гордостью и самодостаточностью.

Олонхо — самый крупный эпический жанр якутского фольклора, состоящий из большого числа сказаний (поэм) о подвигах древних богатырей. Словом «олонхо» принято обозначать не только жанровое понятие, но и отдельные произведения этого жанра, которые обычно называются по имени главного героя-богатыря -- «Воительница Джырыбына».

Исполнителя олонхо называют олонхосутом. Елена Маркова смотрелась очень органично в этой роли. Ее образ источал мудрость, гармонию, отличался цельностью. Переживания героев она очень тонко передавала с помощью мимики, описательные места в олонхо произносила в быстром темпе, словно мимоходом. Ее сюжетная линия образовывала композиционное обрамление, раму спектаклю. Наше воображение поразила мощь и в то же время тонкость решений режиссуры и художников. Одна сцена краше другой... Сказительница олонхо ведет героев спектакля через испытания к счастливому финалу. Прошлое переплетается с настоящим, и между ними тают границы... Реконструируя древние архетипы и эпические сюжеты, создатели спектакля подарили нам, зрителям, настоящий праздник национального духа.
Артисты затрагивают душу зрителя искренней отдачей игры... Ритмизации в традиции олонхо коснулась прежде всего речи персонажей, каждому из которых присущи свой стиль и мелодия, а также описательной части, разрастание которой свойственного героическому эпосу в отличие от сказки. Огромную роль играют коллективные и индивидуальные танцы, несущие на себе налет мифологизма. Мир в «Воительнице Джырыбына» словно котел, в котором перемешались воедино мир природный и человеческий, люди и животные.
Центральными темами спектакля становятся «героическое сватовство» и «борьба с чудовищами». Главный пафос сватовства состоит в добывании невесты, «суженой» и женитьба на ней. Герои олонхо одержимы стремлением создать семью, верную родовой традиции. Это подчеркнуто в спектакле через симметричность сюжетных линий брата (Павел Колесов) и сестры (Лена Оленова). Усилено через введение ткань спектакля-олонхо находок итальянской комедии дель арте, где жизнь господ, как в зеркале отражают слуги. В якутском спектакле в роли слуг выступают «волшебные помощники» -- кони, чья трепетная привязанность друг другу вряд ли кого оставила равнодушным. Валерию Саввину и Ирине Михайловой через танец удалось передать всю мощь и грацию богатырских коней. Необузданность, вольность, чувство свободы, граничащей с буйством, переданы актерами замечательно через пластику и звукоподражания. Конский волос доминирует в костюмах и во всем в спектакле, т.к. лошадь – божество, оберегающее Срединный мир. Вот почему конский волос выступает в спектакле как оберег.
Мифологическая фантастика используется в спектакле для того, чтобы подчеркнуть трудности подвига героини Лены Оленовой. Артистке удалось передать не только богатырский потенциал, таящийся в образе, но и тонко обрисовать нежность и хрупкость женской души. Соперники изображаются в рамках традиции как злые духи, чудовища, чья злая энергетика дает о себе знать в костюмах, жестах, гортанном пении и выразительной мимике. Присутствует в сюжете и эпизоды соблазнения героев представительницами демонского мира, что очень тонко передано через пластику. Здесь вновь режиссер прибегает к симметрии: богатырские кони повторяет судьбу своих хозяев. Очень интересно решены костюмы животных.
В фокусе внимания создателей спектакля оказалась история богатырки из Среднего мира, воительницы Джырыбына, восстановившей утраченный Космос. Она не только вступает в борьбу со злом, но и восстанавливает порядок, нарушенный абаасами. С удивлением и восхищением мы следили за тем, как точно переданы в спектакле составляющие тюркского богатырского эпоса, вехи биографии эпического героя: «ложное богатырство» в детстве, добывание богатырского коня, богатырского оружия, героическое сватовство, «узнавание» и т.д. Единый макросюжет воительницы распадается в спектакле на несколько микросюжетов.
Спектакль выстроен на переплетении величия и хрупкости (например, воительницы и ее кобылицы). Успехом, красочностью и притягательностью постановка во многом обязана художнику Екатерине Шаповниковой, режиссеру по пластике Марии Марковой, консультанту – известному олонхосуту Валентину Исакову, Казанский зритель, воспитанный на татарских протяжных мелодиях, погрузился в музыкальную стихию тойука (Д.С. Иванов, И.Б. Тытыгынаев). Порой пение напоминало нью-эйдж, что работало на создание атмосферы фэнтези.
В спектакле задействованы все современные способы оформления: цветовое (меняющееся в зависимости от места повествования и героя) (В.В. Власов, С.С. Осипов), звуковое сопровождение (А.Г. Софронов), сценические спецэффекты. Порой актеры исполняют тексты Олонхо, паря в воздухе.
Сценография предельно проста, каждый элемент несет в себе глубокий философский смысл, средоточие вековой мудрости. Солярная символика солнца дает о себе знать в костюмах (лучистые головные уборы, украшения и т.д.) (А.А. Кузьмина). Веревки-нити-лучи пронизывают миры (Верхний, Срединный, Нижний), плавно перетекая в мотив судьбы. Солнце присутствует в образах орла, оленя, коня, которые по существу являются отражением одного сверхиерарха - творца и создателя Вселенной Юрюнг Айыы Тойона. Он главный в пантеоне богов. С помощью веревок показано священное дерево Аал-Лук Мас, исполинское родовое священное дерево, выросшее во владениях богатыря Среднего мира, защитница всего живого (поэтому нити присутствуют в костюме каждого героя олонхо), дарительница живой воды.
Шаманская составляющая образов дает в спектакле о себе знать в орнитологической структуре образа посыльного из верхнего мира – Сорук-Боллур (Ньургуйаана Михайлова). Так визуализируется в спектакле связь шамана с орлом. Птичий наряд необходим для перелетов из мира в мир. Образ получился очень выразительным, благодаря пластике, звукоподражнию.
Очень трогательным получился эпизод с оленем, поэтичным и динамичным – с конями. В олонхо конь спускается с небес. Очень красивой получилась сцена добывания воительницей белой кобылицы с помощью аркана. Приобретание коня также приобретает в спектакле характер испытания. В массовой сцене, изображающей табун коней, артисты двигаются по кругу, в чем проявляется солярный мотив. Выделение лошади из массы подчеркнуто через ее восхождение на импровизированную сцену, напоминающую перевернутый бубен-арену судьбы.
Добывание оружие образует в спектакле комплекс с образами кузнецов. Здесь расширение пространства происходит за счет использования выразительного потенциала театра теней. Работа кузнеца сродни священному действу, окутана, благодаря игре света и тени. в ауру волшебства.
В представлении народа саха, космос делится на три мира, которые находятся в оппозиции друг к другу. В эпосе олонхо красочно описывается извечная борьба между этими мирами. Передано это не только через выразительные музыкальные партии (порой напоминающие китайские оперные партии) и танцы, но и через батальные сцены и акробатические номера, трюки из арсенала комедии дель-арте, несущие в себе юмористический потенциал. Верхний мир представлен образами властелина Үрүнг Аар Тайона (Дмитрий Иванов), шаманки Уйуллаан (Күннэй Николаева), богатыря Үрүн Уолантайы (Александр Дьячковский). Их величие подчеркнуто с помощью монументальных костюмов, неторопливости речи, выверенности движений.
Им противостоят герои нижнего мира: шаманка Обот Хобочой Удабан (Мария Тастыгина), дьявол Тимир Чохчордоон (Анатолий Захаров), богатырь Хахсаат Буурай (Дмитрий Хаютонов). Злая энергетика образов передана через выразительную мимику, резкость движений, с помощью голоса, где господствует свист и шипение, властные интонации.
Срединный мир представляют, кроме брата и сестры, Сыралыма Куо (Надежда Саввинова) и богатырь Ап-Чарапыная, Ала Дуурая, заколдованного в уродца-отшельника (Гаврил Мянкяров).
Проводником в миры выступает бубен шамана, используемый для перемещения, также несущий в себе солярную символику. В то же время диск, висящий по центру сцены, символизирует прорезь между мирами. Звуки, издаваемые руническим барабаном, позволяют душе героя не заблудиться, а также задают ритм спектаклю.
В структуре бубна очень важна ось, символизирующая Космическое древо, соединяющее миры, а также четыре стороны света. Бубен, как указывают фольклористы, изображает микрокосм с его тремя сферами — Небом, Землей и Преисподней — и одновременно показывает средства, с помощью которых шаман прорывает уровни и устанавливает связь с верхним и нижним мирами. Разные побрякушки и привески бубна не имеют символического значения, используются для создания дополнительного шумового эффекта.
Очень органично обыграна ритуальная символика Космоса, изображаемая через комплекс трёх коновязных столбов сэргэ, которые являются предметом внимания злых духов: они распутывают коновязь, которая трансформируется в путы для героев.
Важное внимание создатели спектакля уделяют ритуалам благословения духов предков. Они обеспечивают единство Космоса, придают неповторимый национальный колорит. Очень монументальным получился образ духа судьбы – Дьылба Тойона в исполнении Петра Баснаева. Интригующим и в то же время обыденным получился обряд чтения книги судьбы с писарем Суруксутом (Андрей Соловьев).
В костюмах, как нам показалось, наблюдается некоторое влияние китайской и японской культуры. Элементы восточного стиля при всей эклектичности выгодно обогащают спектакль. Получилась очень яркая постановка, впитавшая лучшие элементы национальной культуры, созданная под влиянием театрального опыта восточных соседей.

Милеуша Хабутдинова,
кандидат филологических наук

Вернуться назад  

Иван Шакуров

И.Ю. Пестряков

Афиша

Олоҥхо театра X-с сезонун арыйар
Олоҥхо театра Xс сезонун арыйар Алтынньы 15 күнүгэр киэһэ 17.00 чаастан Алтан Сарын "Эллэй Боотур" айымньытынан...

Поиск