Идеи носятся в воздухе

Идеи носятся в воздухе

Я часто сталкиваюсь с тем, что открытые мною истины уже, оказывается, кем-то открыты. Схожее со своими мыслями о параллельных мирах как-то прочитал у Мамардашвили. У Роберта Уилсона сформулировано, казалось, мое личное открытие о том, что мысли есть ни что иное, как физическая энергия, которая рождается в замыслах и в последствии превращается в реальный материальный предмет и реальное действие. Или хайдеггеровское «Когда мы мыслим предмет, мы одариваем его памятью»...
И уж совсем мое «Я знаю, что я знал» нахожу у Ивана Бунина: «Слишком скудно знание, приобретаемое нами за нашу короткую жизнь, есть другое, бесконечно более богатое, то, с которым мы рождаемся». Это говорит, наверно, о том, что мир реален в идеях, и реальное сознание ловит эти идеи, а уж какие идеи ловит — это зависит от Господа Бога...
А вот интересный вопрос: почему можно параллельно открыть один и тот же закон в науке, но нельзя написать одно и то же стихотворение или открыть один и тот же театр?

Понять свой путь в логических категориях и увидеть его в отчетливых ярких образах нельзя. Это не будет истиной. Как нет ничего определенно однозначного, (нет ни правды, ни неправды), так нет и точных формулировок Пути. Охватить мысль во всей ее значимости, все равно, что мчаться верхом в погоне за горизонтом. Чем быстрее мчишься, тем быстрей он удаляется. Если у меня нет ничего, кроме этого горизонта, этой иллюзии, то моя жизнь превращается в изнурительный бег, который кончается трагически. Но если я чувствую и знаю (и знал это всегда), что нахожусь «внутри этого горизонта», то мой бег превращается в лихую, азартную и бесконечно прекрасную... игру.
Что представляет собой этот «горизонт», внутри которого я нахожусь? Мое Я, которое состоит не из одного меня, скорей всего, совсем не из меня? Мой народ? Моя земля?.. Всякое Я находится между космосом и собственным внутренним бесконечным пространством. Я чувствую, как лучи времени пронзают эти миры и рождают прекрасные сны, которые мы величаем явью искусства.

Я был маленьким. Стояло долгое-долгое лето. Однажды я проснулся и увидел в окно, что все вокруг стало белым — «утро нежностью бездонное»... Выпал снег. А я испугался: наступила зима! А как же я, босиком!?
И рядом другое: моя мама возвращается поз¬дно с работы и видит, по дороге идет маленькая старушонка, а это я, перевязанный накрест большим платком, и в кулаке у меня зажата подковка от маминого ботинка.

Вернуться назад  

Иван Шакуров

И.Ю. Пестряков

Афиша

Олоҥхо театра X-с сезонун арыйар
Олоҥхо театра Xс сезонун арыйар Алтынньы 15 күнүгэр киэһэ 17.00 чаастан Алтан Сарын "Эллэй Боотур" айымньытынан...

Поиск